ПЕТЕРБУРГ:
ТЕРРИТОРИЯ ФУТБОЛА
Первый маршрут «На страницах истории»
ЕВРО-2020 этим летом пройдет в двенадцати городах и на двенадцати стадионах. Один из четвертьфиналов состоится на стадионе «Газпром-Арена» в Санкт-Петербурге. Спустя три года после мирового первенства российский город снова на один день станет центром футбольной жизни. «Сноб» и Оргкомитет ЕВРО-2020 представляют совместный проект — прогулка для болельщиков и просто тех, кому небезразличен футбол и его история. Этой весной мы представим три мультимедийных маршрута, которые предложим пройти вместе с нами, а также известными петербуржцами: актерами, музыкантами, болельщиками. Это и аудиогид, и фоторепортаж, и увлекательный рассказ о футбольном Петербурге. Первый маршрут «На страницах истории» составил спортивный журналист Федор Погорелов
СЛУШАТЬ
ЧИТАТЬ
Идея играть во что-то круглое появилась еще в древние времена: историки небезосновательно полагают, что мяч выступал своеобразной метафорой солнца, а игровая площадка — вселенной. Игра появляется с принятием правил. В 1863 году представители одиннадцати английских клубов и школьных команд собрались в лондонском пабе с игривым названием «У масонов» — Freemasonsarms и договорились об общих правилах игры. Так была основана Футбольная ассоциация Англии. Понятно, что правила менялись десятки раз на протяжении 150 лет, но первый шаг был сделан.

После этого начинается процесс, который специалисты называют «экспорт футбольной мысли в Европу». Английские торговые моряки путешествуют по Старому миру, играют в портах, вовлекают местных в новую игру. В конце XIX века футбол доплывает до России — до Санкт-Петербурга. Санкт-Петербург — столица гигантской империи, порт и мощный промышленный центр. Многие англичане оседают на петербургских предприятиях. Так в России появляются первые футбольные клубы: «Невский», «Нева», «Виктория». 

Вот как об этом рассказывает комментатор Геннадий Орлов: 

«Первыми футбольный мяч в Петербург привезли английские моряки. Они играли между собой. Постепенно наши докеры там подключались, видели эту игру. Корабли приходили и привозили с собой всегда мячи. И вот наши еще ребята и мальчишки бегали там в девятнадцатом веке. Они набивали перьями мячи, то, что можно назвать мячом, и гоняли между двух ворот».
Идея играть во что-то круглое появилась еще в древние времена: историки небезосновательно полагают, что мяч выступал своеобразной метафорой солнца, а игровая площадка — вселенной. Игра появляется с принятием правил. В 1863 году представители одиннадцати английских клубов и школьных команд собрались в лондонском пабе с игривым названием «У масонов» — Freemasonsarms и договорились об общих правилах игры. Так была основана Футбольная ассоциация Англии. Понятно, что правила менялись десятки раз на протяжении 150 лет, но первый шаг был сделан.

После этого начинается процесс, который специалисты называют «экспорт футбольной мысли в Европу». Английские торговые моряки путешествуют по Старому миру, играют в портах, вовлекают местных в новую игру. В конце XIX века футбол доплывает до России — до Санкт-Петербурга. Санкт-Петербург — столица гигантской империи, порт и мощный промышленный центр. Многие англичане оседают на петербургских предприятиях. Так в России появляются первые футбольные клубы: «Невский», «Нева», «Виктория». 

Вот как об этом рассказывает комментатор Геннадий Орлов: 

«Первыми футбольный мяч в Петербург привезли английские моряки. Они играли между собой. Постепенно наши докеры там подключались, видели эту игру. Корабли приходили и привозили с собой всегда мячи. И вот наши еще ребята и мальчишки бегали там в девятнадцатом веке. Они набивали перьями мячи, то, что можно назвать мячом, и гоняли между двух ворот».


Плац Семеновского полка Пионерская площадь, 1
Читать
Манеж Кадетского корпуса Кадетская линия, 1
Читать
Мемориальная доска В.В. Бианки
Малый проспект В.О., 4
Читать
Кронверкская улица
Дом 29
Читать
Дом Георгия Дюпперон
проспект Добролюбова, 21
Читать
КАРТА МАРШРУТА
Санкт-Петербург
Стадион «Петровский» Петровский остров, 2
Читать
Плац Семеновского полка Пионерская площадь, 1
Читать
Манеж Кадетского корпуса Кадетская линия, 1
Читать
Мемориальная доска В.В. Бианки
Малый проспект В.О., 4
Читать
Кронверкская улица
Дом 29
Читать
Дом Георгия Дюпперон
проспект Добролюбова, 21
Читать
КАРТА МАРШРУТА
Санкт-Петербург
Стадион «Петровский» Петровский остров, 2
Читать
Плац Семеновского полка
Пионерская площадь, 1
Мы начинаем наше путешествие в 1893 году. Сейчас это площадь перед зданием Театра Юного Зрителя (выдающийся образчик зрелого советского авангарда архитектора Александра Жука; отдельное внимание обратите на мозаичные панно). - 90 секунд. -



А в конце 19 века здесь располагался спроектированный Леонтием Бенуа гиппо-циклодром Семеновского полка, расквартированного неподалеку в районе Семенцы. Именно тут в перерыве между конными заездами осенью 1893 года состоялся показательный футбольный матч, который был описан в газете «Петербургский листок». А мы знаем, что если в газете не прописано, то значит не было. Автор заметки отмечает, что зрители поддерживали футболистов одобрительными криками, а сами игроки перепачкались в грязи.



ВСТАВКА. Комментатор Геннадий Орлов.

После пятого нумера был объявлен антракт. В это время публику развлекали господа спортсмены игрой в ножной мяч (Football). Записалось человек 20, суть игры состоит в том, что одна партия играющих старается загнать шар - подбрасывая ногой, головой, всем, чем угодно, только не руками - в ворота противной партии. Площадь для игры была покрыта сплошь грязью. Господа спортсмены в белых костюмах бегали по грязи, то и дело шлепаясь со всего размаха в грязь, и вскоре превратились в трубочистов. Все время в публике стоял несмолкаемый смех, Игра закончилась победой одной партии над другой.



Теперь мы берем такси и едем на Кадетскую линию Васильевского острова. Также мы можем воспользоваться метро: от «Звенигородской» до «Василеостровской» - примерно 30 минут с двумя пересадками.
Плац Семеновского полка
Пионерская площадь, 1
Мы начинаем наше путешествие в 1893 году. Сейчас это площадь перед зданием Театра юного зрителя (выдающийся образчик зрелого советского авангарда архитектора Александра Жука; отдельное внимание обратите на мозаичные панно).
А в конце XIX века здесь располагался спроектированный Леонтием Бенуа гиппо-циклодром Семеновского полка, расквартированного неподалеку в районе Семенцы. Именно тут в перерыве между конными заездами осенью 1893 года состоялся показательный футбольный матч, который был описан в газете «Петербургский листок». Автор заметки отмечает, что зрители поддерживали футболистов одобрительными криками, а сами игроки перепачкались в грязи.

Теперь мы берем такси и едем на Кадетскую линию Васильевского острова. Также мы можем воспользоваться метро: от «Звенигородской» до «Василеостровской» — примерно 30 минут с двумя пересадками.
Первыми футбольный мяч в Петербург привезли английские моряки. Они играли между собой. Постепенно наши докеры там подключались, видели эту игру. Корабли приходили и привозили с собой всегда мячи. И вот наши еще ребята и мальчишки бегали там в девятнадцатом веке. Они набивали перьями мячи, то, что можно назвать мячом, и гоняли между двух ворот.
ГЕННАДИЙ ОРЛОВ, КОММЕНТАРТОР
Манеж Кадетского корпуса
Кадетская линия, 1
Классицистическое здание красного цвета — бывшее здание Кадетского корпуса. На протяжении двух с половиной веков тут готовили кадетов для царской армии. В 1803 году в саду Кадетского корпуса император Александр I наблюдал за диковинным развлечением: француз Андре-Жак Гарнерен отправился в первый полет на воздушном шаре над территорией Российской империи. Плата за вход в сад была серьезной — два рубля, но от желающих не было отбоя.

В Соловьевском садике напротив корпуса на рубеже XIX и XX веков местные немецкие нянечки прогуливаются с колясками, встречаются на свиданиях с кадетами, по выходным на чугунной эстраде сада звучит оркестр. Царят элегические настроения. А буквально через дорогу происходит историческое событие.
Именно на плацу Кадетского корпуса в 1897 году состоялся матч, от которого принято отсчитывать историю российского футбола. Играли Василеостровский кружок футболистов (англичане) и Кружок любителей спорта (петербуржцы). Интриги не вышло — основатели футбола победили 6:0.

Важно понимать, что до конца первого десятилетия XX века тон в футболе Петербурга — и считай, что всей страны — задавали иностранцы. Клубы основывались преимущественно по диаспоральному принципу: англичане — «Невский», шотландцы — «Невка», немцы — «Виктория». В городе была команда, которая называлась «Националы»: в ней играли в футбол представители народностей, которые не набирались на полноценную заявку. В частности, за «Националов» выступал Алоиз Вейвода, чешский инженер, который еще появится в нашем путешествии.


Я вообще ничего не знал тогда (в 2004 году, во время съемок в фильме Алексея Германа-мл. «Гарпастум». — Прим. ред.) про историю футбола. Мне казалось, что футбол существовал всегда и в том виде, в котором он, собственно говоря, и сейчас происходит. Но нет. Когда-то была грязь, когда-то был какой-то кожаный мяч; люди его пинали, не зная правил, и почему-то верили в эту странную игру и для них она была смыслом жизни. Я говорю сейчас, конечно же, о фильме «Гарпастум» — один из моих первых фильмов. Я до сих пор вспоминаю, как были буквально выключены светофоры и все дорожные знаки положены на землю, прикрыты какой-то мешковиной и прочим, какими-то бутафорскими вещами, чтобы это скрыть. Асфальта в то время не существовало, поэтому все было засыпано землей, каким-то овсом или чем-то похожим на это. Ходил игровой транспорт, исторический, и мы бежали с мячом, нас было четыре человека – четыре главных героя, и мы пасовали друг другу большой кожаный мяч. И каждый раз, когда я приезжаю в Петербург, я вспоминаю этот эпизод
ДАНИЛА КОЗЛОВСКИЙ, АКТЕР
Мемориальная доска В.В. Бианки
Малый проспект В.О., 4
От Кадетского корпуса неспешным шагом отправляемся к дому №4 по Малому проспекту Васильевского острова, время в пути — 15 минут. В доме мятного цвета всю жизнь прожил Виталий Бианки, не только автор «Лесной газеты на каждый день», но и выдающийся футболист дореволюционных времен. Известно, что в основном Бианки писал на своей даче в поселке Лебяжий под Петербургом, но мало кто знает, что именно за команду «Лебедь» юный тогда Виталий Валентинович выступал на позиции правого крайнего нападающего. Форма — белый верх, синий низ.


За «Лебедь» 16-летний Бианки начал выступать в 1910 году в рамках дачной лиги: это турнир, который проводился в летние месяцы, когда все жители Санкт-Петербурга разъезжались от зноя и духоты в прохладу пригородных дач, и футбольная жизнь города замирала. На крыльце лебедевского трактира «Бережок» вешали афишу, готовили футбольное поле; ворота без сеток, раздевалка — полянка в лесу среди можжевеловых кустов, расчищенная от вереска. Там же футболистов после игры ждало ведро воды, мыться бегали прямо в свежесть Финского залива. Задолго до игры у поля ажиотаж, зрители обсуждают последние футбольные новости и вспоминают времена, когда ветеран «Лебедя» бек Туркин прямым ударом мяча в голову нокаутировал на четыре часа поповскую корову.
Виталий Бианки играл в нескольких командах, играл хорошо. Он был нападающим, предпочитал левый край, умел подавать угловые очень хорошо, причем он был, так сказать, первым, кто изобразил нечто вроде “сухого листа”, как впоследствии это делал Лобановский, когда с углового мяч залетает в ворота
ЕВГЕНИЙ ВОДОЛАЗКИН, ПИСАТЕЛЬ
Дом Георгия Дюпперона
проспект Добролюбова, 21
Некогда здесь протекала засыпанная впоследствии река Ждановка, на месте которой проложили Александровский проспект и застроили его модными домами в стиле северный модерн. Сюда в дом Чаплиц в 1910-м переезжает Георгий Александрович Дюперрон — человек, которого принято называть институционализатором футбола в России: журналист, судья, сооснователь Петербургской футбольной лиги, игрок, ученый.

Спортом Дюперрон увлекся еще в юности, любил кататься на коньках на замерзшем пруду Юсуповского сада, освоил велосипед, сотрудничал с журналами «Циклист» и «Самокат», примкнул к КЛС (Кружок любителей спорта) и влюбился в футбол.

Вместе с механиком Невской ниточной мануфактуры Джоном Ричардсоном в 1901 году Дюперрон основывает Петербургскую футбольную лигу — по сути, прообраз чемпионата страны. Именно Дюперрон был главой делегации Российской Империи на Олимпийских играх 1912 года в Стокгольме. В те же годы Георгий Александрович был секретарем Всероссийского футбольного союза и способствовал вступлению России в ФИФА (собственно, РФС был создан именно в этом доме, в квартире Дюперронов).
После революции Георгий Александрович продолжил заниматься организационной деятельностью в футболе: работал секретарем Петроградской футбольной лиги, издавал соответствующий вестник, как специалист по гимнастике участвовал в деятельности приемной и выпускной комиссий Ленинградского хореографического училища (сейчас — Академия русского балета имени Вагановой). С 1923 года Дюперрон преподает в Институте физического образования имени Лесгафта, создает Музей спорта и руководит кафедрой спортивных игр.

В мае 2018 года на доме №21 по проспекту Добролюбова по инициативе футбольного клуба «Зенит» была установлена мемориальная доска.


Кронверкская улица
Дом 29
От дома Дюперрона по Большой Пушкарской улице пешком доходим до южного фасада дома трех Бенуа (20 минут, можно проехаться на 31-м или 7-м троллейбусе).

Это один из самых интересных домов в Петербурге, построен прямо накануне начала Первой мировой войны: 1911–1914 годы, авторы проекта — три брата Бенуа, Леонтий, Юлий, Альберт. Петроградская сторона в нынешнем виде начала оформляться после 1903 года. К 200-летию столицы империи был построен постоянный Троицкий мост (третий мост через Неву по счету). После торжественного открытия расцветает Каменноостровский проспект — проспект-щеголь по меткому замечанию Осипа Мандельштама. Санкт-Петербург был задуман и развивался как город ансамблей, и то обстоятельство, что Петроградская сторона превратилась в заповедник царствовавшего на тот момент архитектурного стиля — северного модерна, — не случайно.

Дом — гигантский, количество квартир при постройке — 250. По сути это целый квартал, соединенный в систему из 12 дворов и двух курдонеров — так называемых «почетных двориков». Здание выходит одновременно и на Каменноостровский проспект, и на Кронверкскую улицу. Мягкую пластику фасадов облицовывает талькохлорит, светло-серый горшечный камень, который доставляли из Швеции. В 1914 году это самый большой дом в столице. В доме трех Бенуа в мансарде располагалась мастерская Константина Маковского, тут жили нейрофизиолог Наталья Бехтерева, архитектор Андрей Оль, руководители Ленинграда Григорий Зиновьев и Сергей Киров, маршал СССР Леонид Говоров. В 1937 году в корпусе дома, выходящем на Большую Пушкарскую, в квартире под номером 5 селится один из величайших композиторов XX века — Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Здесь он напишет знаменитую Ленинградскую симфонию — номер семь.
В этот же дом Дмитрий Дмитриевич вернется из Самары, куда он был эвакуирован в годы блокады. Выдающийся композитор по совместительству — страстный футбольный болельщик.

Шостакович родился в 1906 году, его юность пришлась на ревущие 20-е годы, когда в новой стране создавались новые смыслы и складывалась новая эстетика. Мы не знаем, когда Дмитрий Дмитриевич увлекся футболом, возможно, еще когда жил на Дмитровском переулке и ходил на соседнюю улицу Марата на свежепостроенный стадион. Точно известно: в возрасте 23 лет в 1929 году Шостакович заканчивает музыку к балету «Золотой век» — первое изображение футбола в музыке. И это за шесть лет до появления чемпионата СССР по футболу. Сюжет понятный: на соревнования в вымышленную капиталистическую страну Фашляндию на промышленную выставку «Золотой век» отправляется советская футбольная команда «Динамо». В балете много танцев, любви и, естественно, футбола.

В конце 30-х годов времена для Шостаковича непростые: его обвиняют в формализме, звучит формулировка «Сумбур вместо музыки», и в футболе композитор находит ту отдушину, которая позволяет ему справится с фантастическим давлением.



Дмитрий Дмитриевич Шостакович — выдающийся, великий композитор, музыкант с гигантским мировым именем, автор многих симфоний, опер, балетных партитур… В его произведениях очень часто мы находим такие спринтерские сверхзвуковые скорости и спринтерские дистанции, которые позволяют и оркестру, и пианистам, и скрипачам, и певцам, в головокружительном темпе, иногда совершенно невероятным вихрем, проноситься по страницам его партитур. И иногда меня посещает мысль, что, может быть, вот эта страсть к футболу и дала ему какой-то окончательный импульс писать вот подобным, невероятно лихим образом, для громадного оркестра
ЛАРИСА ГЕРГИЕВА, ПИАНИСТКА
От дома трех Бенуа мы отправляемся к стадиону «Петровский» — он же имени Ленина. По Большому проспекту Петроградской стороны можно проехаться на любом троллейбусе (номера 1, 7, 31) или пройтись пешком. 30 минут как раз хватит, чтобы чуть больше узнать о фанатичной влюбленности Шостаковича в футбол.

В переписке композитора видно, насколько он увлечен игрой, насколько он погружен в детали. «Воины еле-еле сводят матч вничью с железнодорожниками», — об игре ЦДКА и «Локомотива». «Во втором тайме счет не изменился, несмотря на значительное преимущество артельщиков и кооперированных кустарей», — об игре «Спартака». До войны симпатии Шостаковича-болельщика были на стороне главной команды Ленинграда, «Динамо». После войны расцветший «Зенит» займет главное место в сердце композитора.

В 1944 году возобновляется розыгрыш Кубка СССР. «Зенит» доходит до финала и в последнем матче побеждает выдающуюся команду лейтенантов — ЦДКА. На трибуне стадиона «Динамо» в борьбе за первый трофей ленинградцев поддерживает Шостакович. Он был среди тех, кто поздравлял команду в раздевалке.

Присутствие на стадионе — важная практика для композитора. Он формулировал эти ощущения так: «Хожу на футбол пополировать нервы в первом или втором секторе стадиона имени Ленина». Известно высказывание Дмитрия Дмитриевича: «Стадион в Советском Союзе — единственное место, где можно кричать не только за, но и против».

Несмотря на всемирную популярность, Шостакович невероятно ценил знакомство с игроками. Композитор мог хвастаться тем, что футболист тбилисского «Динамо» Борис Пайчадзе пожал ему руку в московском Горисполкоме. Однажды Дмитрий Дмитриевич пригласил на обед весь состав «Зенита»: ему хотелось понять, что представляют собой его герои за пределами зеленого прямоугольника футбольного поля. Он мог написать знакомому спортивному журналисту письмо с вопросами: «Пишу Вам по кадровым вопросам. Если Вам будет не трудно, сообщите мне, пожалуйста, кто такие ныне заявленные в “Зените“...» Далее следовали конкретные фамилии и уточнение: «Меня интересуют краткие биографические сведения: кто из них ленинградцы, кто орденопросцы (то есть приехали играть за «Зенит» за ордер на квартиру с удобствами»)?»
Всю жизнь Шостакович увлекался футбольной статистикой. Он записывал все голы, авторов забитых мячей, вел особый «гроссбух» — специальный альбом, в который вписывались даты всех матчей, как только публиковали расписание. Великий скрипач Давид Ойстрах подарил Дмитрию Дмитриевичу записную книжку, рассчитанную на пять лет, которую тот называл «Даэри», Diary — как было написано на обложке. Когда книжка подошла к концу, Шостакович попросил знакомых привезти ему такую же из Европы.

Один из основателей отечественной футбольной статистики — сын Сергея Есенина, Константин, до войны игравший в юношеском первенстве Москвы. В 1960-е Константин, уже заслуженный сотрудник газеты «Красный спорт», получил письмо, в котором его обвиняли в определенных неточностях. В конце письма, написанного сложноразборчивым почерком, был указан и телефон. Есенин позвонил по номеру в Ленинград, ответил на звонок ему, как вы понимаете, Дмитрий Шостакович.

В свое время Шостакович планировал пойти на курсы футбольных судей. Документальных подтверждений обучения историки не нашли. Тем не менее ученик Шостаковича — композитор Владлен Чистяков утверждал, что видел в руках учителя удостоверение судьи республиканской категории — видимо, подарок за многолетнюю любовь к этой игре. У этой корочки была и важная дополнительная функция: она позволяла проходить на любой стадион страны без билета. В день смерти, 9 августа 1975 года, по воспоминаниям жены, Шостакович просил включить телевизор, чтобы посмотреть футбол.


Стадион «Петровский»
Петровский остров, 2
Название острова имеет непосредственное отношение к основателю некогда столицы Российской Империи. По словам голландского жителя Петербурга, в 1713 году остров был назван Петровским, потому что Петр Алексеевич «там прежде иногда развлекался». В 1768-м на острове был построен дворец для императрицы Екатерины Второй, вокруг которого был разбит парк во французском стиле: от дворца по острову расходились восемь аллей. В 1912 году дворец сгорел, а уже после революции остров получил свой современный спортивный облик.

Тут в 1924–1925 годах строят первый большой стадион в Ленинграде, имени Ленина. Арену возводят по проекту бывшего футболиста команд «Националы» и «Спорт» инженера Воеводина, чеха Алоиса Осиповича Вейводы. В составе «Спорта» он был чемпионом страны, играл на позиции крайнего правого нападающего. Рекордсмен России по прыжкам в длину (625 см), занимался прыжками с шестом, барьерным бегом на 110 метров. Стадион на Петровском острове был не первым спортивным объектом в карьере чешского специалиста. Вейвода в 1910 году построил спортивный клуб с теннисными площадками на Крестовском острове, в 1912-м — стадион для спортивного клуба «Невский», в 1924-м — площадку для футбола и легкой атлетики в Таврическом саду, который тогда назывался Сад имени Первой пятилетки. По проекту Вейводы стадион имени Ленина предполагал футбольную и баскетбольную площадку, а также мотовелотрек.

Стадион пережил несколько реконструкций. Первая случилась в 1933 году, и вместимость выросла с 10 до 25 тысяч зрителей. Сразу после реконструкции на стадионе состоялся матч сборной СССР, даже двух. Причем первая команда с капитаном Михаилом Бутусовым уступила второй со счетом 0:2. Голы забили ленинградцы Николай Ярцев и Александр Мурашов. Через две недели на стадионе имени Ленина состоялась первая международная игра: сборная Ленинграда принимала сборную Турции. Победила дружба. Матч закончился со счетом 2:2.

Во время войны стадион был разрушен, деревянные конструкции были разобраны зимой 1942 года. Стадион в современном виде появился в конце 1950-х годов. В 1957—1961 годах состоялась вторая его реконструкция, которой руководил важный городской герой — Николай Баранов, главный архитектор Ленинграда с 1938 по 1950 год. Именно благодаря Баранову в 1944 году было принято решение вернуть исторические названия Дворцовой площади, Невскому проспекту, Садовой улице. Помимо стадиона имени Ленина Баранов руководит строительством Финляндского вокзала и Спортивно-концертного комплекса имени Ленина.

После реконструкции вместимость стадиона выросла до 33 тысяч. Планировалась даже крыша над полем. На беговые дорожки постелили венгерское покрытие «Новатон», которое стало самым быстрым в Советском Союзе. Не случайно стадион имени Ленина — один из главных легкоатлетических в СССР. На стадионе проводились матчи по регби и первенства страны по хоккею на траве и хоккею с мячом.

Последний раз стадион реконструировался в конце 1970-х — перед Олимпиадой-80. Во время Олимпиады на арене тренировались футболисты команд-участниц группы А, которые играли в Ленинграде на стадионе имени Кирова: Кубы, Замбии, Венесуэлы, Чехословакии, Колумбии, Нигерии, Кувейта. В 1992 году стадион получил свое современное название — «Петровский». В 1994 году на нем проходила часть соревнований Игр доброй воли.

«Зенит» заехал на стадион «Петровский» в середине 1990-х, когда команду во второй раз возглавил, как скандировали на трибунах, «лучший тренер в мире» Павел Федорович Садырин. Петербургский клуб провел на стадионе 22 года — с 1995-го по 2017-й, когда команда окончательно переехала на стадион «Санкт-Петербург». Именно тут болельщики «Зенита» отмечали первые медали в российской истории, наблюдали за разгромом мюнхенской «Баварии» в полуфинале Кубка УЕФА, слушали гимн Лиги чемпионов, не веря своему счастью.


Футбол очень близок жителям этого города, поэтому они так страстно болеют, так хорошо поддерживают спортсменов, особенно в последние годы, когда “Зенит” становится чемпионом. Все же за последние два сезона он дважды становился чемпионом страны. И конечно, футбол не умрет. Так что спасибо тем английским морякам, которые привезли в наш город мяч. Спасибо им, потому что они привезли очень хорошую игру
ГЕННАДИЙ ОРЛОВ, КОММЕНТАРТОР
Продолжение следует...

Второй маршрут нашего проекта будет называться «Культурный слой». В апреле мы прогуляемся вместе с вами по культовым адресам Петербурга, где внезапно сошлись искусство, жизнь и футбол. Стихи о футболе от Осипа Мандельштама и Владимира Набокова, футболисты на полотнах Дейнеки и многое другое. Не пропустите.